Иван Сазерленд – отец компьютерной графики


Страница 1 из 3 Компьютерная графика была изобретена не одним человеком, но Иван Сазерленд имел к ней прямое отношение, и именно его имя вы обычно думаете в первую очередь в связи с ее разработкой.

Сегодня мы живем в мире, где воспринимаем компьютерную графику как должное. Невозможно представить, чтобы мы могли вернуться в те времена, когда единственный интерфейс был символьным – даже если есть много программистов Linux, которые утверждают, что командная строка – это все, что вам нужно.

Что вы можете найти примечательным, так это то, что в те давно минувшие дни нам даже удавалось найти игры, такие как Star Trek, в которые можно было бы играть на полностью лишенном графики компьютере – и они были признаны захватывающими и даже захватывающими.

Многие люди были вовлечены в эту графическую революцию, но, возможно, тот, кто заслуживает называться отцом компьютерной графики, – это Иван Сазерленд. Когда спросили,

«Как вы могли создать первую интерактивную графическую программу, первый непроцедурный язык программирования, первую объектно-ориентированную программную систему за один год?» Иван ответил: «Ну, я не знал, что это тяжело».

Иван Э. Сазерленд, 1938 г.р., Хартингс, Небраска

Иван Сазерленд родился у родителей среднего класса шотландского и новозеландского происхождения. Его отец был доктором наук в области гражданского строительства, а мать была учителем, и эта среда привила интерес к обучению у него и его брата Берта. Из двоих Иван, вероятно, был более академически ориентированным, но Берт также был глубоко увлечен компьютерами и технологиями.

Первый опыт Сазерленда с компьютером был с SIMON, механическим компьютером на основе реле, который в 1950 году одолжил семье Сазерлендов его дизайнер Эдмунд Беркли. Его первая большая компьютерная программа заключалась в том, чтобы заставить СИМОНА разделиться. Чтобы сделать деление возможным, он добавил условную остановку к набору инструкций SIMON. Его брат Берт помог с модификациями оборудования.

Иван и Берт, должно быть, были среди первых старшеклассников, которые научились программировать, и, похоже, это оказало почти такое же влияние, как и на другого великого подростка-энтузиаста компьютеров, Билла Гейтса. Релейный компьютер был запрограммирован с использованием перфоленты, и алгоритм деления Ивана был самой длинной программой, когда-либо написанной для Саймона – бумажная лента длиной около восьми футов.

Несмотря на то, что Иван хорошо разбирался во многих предметах, у него были проблемы с письмом. Много лет спустя он охарактеризовал свое правописание как «оригинальное», а его письмо – как «неразборчивое». Это вызвало у него сильное замешательство, но он никогда не отказывался от выражения, несмотря на риск.

После школы Иван Сазерленд поступил в Технологический институт Карнеги (ныне Университет Карнеги-Меллона), чтобы изучать электротехнику. Оттуда он перешел в Калифорнийский университет, чтобы получить степень магистра в области электротехники, а затем в Массачусетский технологический институт, чтобы работать над докторской степенью.

Его руководителем был Клод Шеннон, изобретатель теории информации, одного из величайших интеллектуальных достижений 20-го века. Первая проблема заключалась в том, над чем там работать, так как там было так много интересных задач. В то время проекту противовоздушной обороны SAGE требовались быстрые компьютеры с графическим вводом и выводом. Световое перо было изобретено для проекта SAGE, но выходные дисплеи были грубой адаптацией дисплеев радаров.

MIT заплатили за разработку полностью транзисторного компьютера TX0, чтобы заменить и модернизировать машину на основе клапана Whirlwind, которая использовалась в первые дни проекта SAGE. При этом Массачусетский технологический институт узнал не только о том, как создавать компьютеры, но и о том, насколько они полезны.

Вскоре после этого они приступили к созданию TX2, в котором не только использовались транзисторы, но и был ряд устройств ввода и вывода в реальном времени. TX2, построенный в 1959 году, представлял собой 38-битную машину слов с основной памятью 68Kword. Он был медленным по сегодняшним меркам, но очень быстрым для того времени с тактовой частотой около 0,16 МГц. У него было световое перо, 16 слов переключателей, которые можно было проверить, 4 ручки цифрового управления, микрофон и динамики. Его графический вывод представлял собой 9-дюймовое устройство прямого доступа с разрешением 1024 x 1024 пикселей, в котором отсутствовал какой-либо аппаратный генератор символов. Для программного обеспечения у него практически ничего не было – никакой операционной системы, только макроассемблер.

TX-1 и TX-2 были отправными точками для машин DEC PDP1 и PDP 6, но это уже другая история.

TX-2

Назад – Вперед >>


Добавить комментарий