Война на Украине: что означают потери России для Путина?


Обычно можно ожидать, что главная еженедельная новостная программа российского государственного телевидения будет трубить об успехах Кремля.

Но вчерашний выпуск открылся редким допущением.

After six months of war, it is still unknown what the Russian president will do next

«На передовой спецоперации [в Украине] это была самая тяжелая неделя», — мрачно заявил ведущий Дмитрий Киселев.

«Особенно тяжело было на Харьковском фронте, где под натиском превосходящих по численности сил противника [российские] войска были вынуждены покинуть ранее освобожденные города».

Вместо «освобожден» читать «захвачен». Москва оккупировала эти районы несколько месяцев назад, но после молниеносного контрнаступления украинской армии российские военные потеряли значительную территорию на северо-востоке Украины.

Тем не менее, российские государственные СМИ придают храбрости. Официально то, что произошло на Харьковщине, здесь не называют «отступлением».

«Министерство обороны России опровергло слухи о том, что российские войска с позором бежали из Балаклеи, Купянска и Изюма», — говорится в последнем номере правительственной газеты «Российская газета». «Они не бежали. Это была заранее спланированная перегруппировка».

В таблоиде «Московский комсомолец» военный обозреватель высказал иную точку зрения: «Уже сейчас ясно, что мы недооценили противника. [Российские силы] слишком долго реагировали, и наступил обвал… потери, отведя наши войска, чтобы они не были окружены».

Это «поражение» вызвало гнев в пророссийских социальных сетях и среди «патриотических» российских блоггеров, которые обвинили своих военных в ошибках.

Как и могущественный лидер Чечни Рамзан Кадыров.

«Если сегодня-завтра не будут внесены какие-либо изменения в стратегию, — предупредил Кадыров, — я буду вынужден говорить с руководством Минобороны и руководством страны, чтобы разъяснить им реальную ситуацию на местах. Это очень интересная ситуация. Это поразительно».

Прошло более шести месяцев с тех пор, как Владимир Путин отдал приказ о полномасштабном вторжении в Украину. Я помню, как в последующие дни российские политики, комментаторы и аналитики по телевидению предсказывали, что то, что Кремль называет своей «специальной военной операцией», будет завершено в течение нескольких дней; что украинский народ встретит российские войска как освободителей, а правительство Украины рухнет, как колода карт.

Это не так.

Вместо этого уже более полугода российская армия теряет позиции.

Итак, вот ключевой вопрос: будут ли это иметь политические последствия для Владимира Путина?

В конце концов, на протяжении более 20 лет Путин пользуется в российской элите репутацией победителя; за то, что ему всегда удавалось выпутываться из самых трудных ситуаций; короче говоря, за непобедимость.

Я часто рассматривал его как русскую версию знаменитого художника по побегам Гарри Гудини. Какими бы узлами и цепями он ни был завязан, Путину всегда удавалось выскользнуть.

Это изменилось после 24 февраля.

Последние шесть месяцев говорят о том, что решение президента Путина вторгнуться в Украину было серьезным просчетом. Не сумев добиться быстрой победы, Россия увязла в длительном кровавом наступлении и потерпела ряд досадных поражений.

Когда аура непобедимости авторитарного лидера исчезает, это может создать проблемы для вышеупомянутого лидера. Владимир Путин будет знать историю России. Это плохо кончилось для прошлых российских лидеров, которые вели войны и не побеждали в них.

Поражение России от Японии привело к первой русской революции 1905 года. Военные неудачи в Первой мировой войне спровоцировали революцию 1917 года и конец царской власти.

Однако на публике президент Путин не намерен оказаться в проигрыше.

В понедельник его пресс-секретарь Дмитрий Песков заявил журналистам: «Специальная военная операция [России] продолжается и будет продолжаться до тех пор, пока не будут выполнены все поставленные изначально задачи».

Что подводит нас к другому ключевому вопросу: что Путин будет делать дальше?

Трудно найти здесь кого-нибудь, кто знает, о чем думает и что планирует Владимир Путин. Многое может зависеть от того, насколько точна информация, которую он получает от своего военного и разведывательного руководства.

Но вот две вещи, которые мы знаем: российский президент редко признает ошибки. И он редко делает развороты.

Из того, что говорят государственные СМИ, мы уже видим признаки того, что в неудачах на поле боя виновата западная поддержка Украины.

«Киев при поддержке НАТО перешел в контрнаступление», — заявило российское государственное телевидение.

Есть еще один неудобный вопрос, который уже несколько месяцев стоит на заднем плане: если он не сможет добиться победы с помощью обычных вооружений, пойдет ли президент Путин на ядерное оружие?

Всего несколько дней назад главнокомандующий вооруженными силами Украины Валерий Залужный предупредил: «Существует прямая угроза применения при определенных обстоятельствах тактического ядерного оружия российскими вооруженными силами».

Пока в Кремле нет явных признаков паники. Российское государственное телевидение звучит более позитивно. Российские ракетные удары по энергетической инфраструктуре Украины описываются как «поворотный момент в спецоперации».

Что касается кремлевского лидера, то в прошлую субботу, когда из Украины стали поступать сообщения о том, что Россия теряет территорию, в Москве расслабленный Владимир Путин открывал новое колесо обозрения, самое высокое в Европе.

Российский президент по-прежнему верит, что, как и новое Московское Большое Колесо, его “спецоперация” обернется в его пользу.


Добавить комментарий